О госуправлении либо хорошо, либо ничего. Пикировки чиновников и бизнеса на ПМЭФ

На деловом завтраке Сбербанка острых споров было в избытке

Есть обновление от 13:36 →Калви отчаялся попасть на ПМЭФ

О госуправлении либо хорошо, либо ничего. Пикировки чиновников и бизнеса на ПМЭФ

Во время делового завтрака Сбербанка
Фото: ТАСС, Владимир Смирнов

Москва. 7 июня. INTERFAX.RU – Деловой завтрак Сбербанка на ПМЭФ в этот раз точно не разочаровал тех, кому жанр “за все хорошее против всего плохого” с годами поднадоел, а вместо набора трюизмов хочется настоящих острых споров.

Споров было в избытке, и даже мастер интеллектуальной провокации Герман Греф, судя по всему, на такой сильный эффект не рассчитывал. Представители бизнеса и парламента ругали госуправление и силовиков. Главный чиновник мероприятия вместо дежурного “будем стараться, но” предъявил бизнесу ответный счет, высказав, видимо, уже давно копившиеся соображения. Тень отца русского private equity индустрии – Майкла Калви – осязаемо витала над залом и подарила зрителям римейк драмы “Максим Орешкин и Госдума”.

Нацпроекты vs нигилисты

Завтрак открылся традиционным голосованием: участникам предложили ответить на вопрос, смогут ли нацпроекты вывести российскую экономику на темпы выше среднемировых. С убедительным перевесом – 78% на 22% – победили пессимисты. Затем они взяли слово.

Глава РСПП Александр Шохин напомнил, что почти год назад чиновники и бизнес начали дискуссию по законопроекту о защите и поощрении капвложений, но уже “потеряли нить”. “Бизнес в ожидании. Неопределенность растет”, – посетовал Шохин и заявил о необходимости радикального улучшения системы госуправления и улучшения отношения правоохранительных органов к бизнесу.

Глава “Опоры России” Александр Калинин сравнил экономику эпохи нацпроектов с самолетом, у которого не хватает некоторых блоков, чтобы он полетел с нужной скоростью.

Глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров саркастически порадовался тому, что на третий день форума ни одни инвестор так и не арестован. “Но никого, правда, и не выпустили. Так что стабильность обеспечена”, – обратился депутат к делу Калви.

Нацпроекты – это хорошо, но государственными деньгами “залить” отсутствие инвестклимата не выйдет. “Проблема в том, что это временное решение. Если мы говорим о стратегическом пути – государство не в состоянии (в одиночку – ИФ) обеспечить необходимый экономический рост, ничто не заменит ни инвестклимат, ни институты, которых у нас нет – независимость суда и уважение к собственности”, – сказал Макаров.

Глава школы управления “Сколково” Андрей Шаронов, в прошлом замминистра экономики и вице-мэр Москвы, был краток: зачем мы вообще все это говорим, если заранее знаем, кто что скажет, в том числе и на будущем ПМЭФе? Происходящее в экономике Шаронов охарактеризовал как поиск потерянного там, где светло, а не там, где потеряли: проще тратить государственные деньги, чем заниматься структурными реформами. “В рентной экономике не нужны инноваторы, нужны охранники, чтобы охранять эту ренту. С этим у нас все в порядке”, – резюмировал Шаронов.

В ходе второго голосования в качестве “теневого нацпроекта” вдобавок к уже объявленным участники завтрака отдали безусловное предпочтение связке “реформа госуправления/судебной системы”.

Но госуправление меняется, а бизнес просто не хочет этого замечать, пребывая в плену стереотипов, а сам либо выводит прибыль в офшоры, либо постоянно просит льгот, ответил сразу на все реплики и голосования первый вице-премьер – министр финансов Антон Силуанов.

“Итоги голосования были заранее предопределены. У нас по-прежнему существует у бизнеса нигилизм – “все плохо”. Бизнес огромные прибыли имеет, бизнес у Репика (владелец фармацевтической компании “Р-Фарм” – ИФ) супермаржинальный. Но все плохо, все не так, недорабатываем, не будем вкладываться”, – сказал Силуанов.

Он разделил российский бизнес на три условных группы – работающие “по старинке”, выводящие прибыль в офшоры; требующие льгот (“часть предпринимателей развратили – не буду вкладывать, пока не дадите преференции, не хочу”), и, наконец, те, кто действительно работает. Вот им государство, по словам Силуанова, и должно помогать.

“Мы слышим бизнес, работаем с ним, но все равно все плохо. Этот нигилизм в наших умах, мне кажется, надо нам по-другому взглянуть. Меняется стиль госуправления, ставятся конкретные задачи по всем управленцам, с общих вялотекущих процессов на конкретный результат, это должно сработать. И я лично верю, что сработает”, – заявил чиновник.

“Моя проблема, что мы не создали тех условий, чтобы бизнес поверил. Наша работа – убедить Александра Николаевича (Шохина, главу РСПП – ИФ), наших предпринимателей, что сейчас будем работать по-другому. Я уверен, что дадут (результат нацпроекты – ИФ)”, – сказал Силуанов.

“Я даже удивляюсь (что участники завтрака не верят в экономический эффект от нацпроектов – ИФ). Мы зашорены. Принцип нигилизма, который в России все время существовал, до сих пор присутствует. Задача государства, правительства – сделать так, чтобы нигилизма не было в умах. А если его не будет – будут и источники финансирования. Поэтому друзья – больше оптимизма”, – резюмировал первый вице-премьер.

Сам чиновник голосовал за то, что нацпроекты должны привести к увеличению темпов роста экономики, заявил он позднее в интервью НТВ. А бизнес “пессимистично ко всему относятся, хотя сидит на деньгах”. “Кризис доверия – он в умах”, – заключил Силуанов.

Битва цитат

Деловой завтрак Сбербанка стал ареной очередного конфликта между главой комитета Госдумы по бюджету и налогам Андреем Макаровым и министром экономического развития Максимом Орешкиным.

В начале марта именно Макаров раскритиковал выступление Орешкина на “правительственном часе” в Госдуме, который в итоге был перенесен. В пятницу, обращаясь к делу Майкла Калви, Макаров иронично процитировал Орешкина, который заявлял о благоприятном эффекте изменения меры пресечения основателю Baring Vostok на домашний арест для инвестклимата.

“Это на самом деле очень тонкое наблюдение, которое фиксирует, что находиться дома лучше, чем в “Лефортово””, – сказал депутат.

“Вернусь к выступлению Андрея Михайловича Макарова. Те слова, которые были сказаны, я готов повторить. И надеюсь, когда Калви выйдет из-под домашнего ареста, я скажу ещё раз. Хотел Андрею Михайловичу ответить тоже его цитатой, но, к сожалению, не нашёл ни одного публичного высказывания по этому делу”, – парировал Орешкин, когда модератор Герман Греф предоставил ему слово.

О госуправлении либо хорошо, либо ничего. Пикировки чиновников и бизнеса на ПМЭФ

СюжетДело Baring VostokВсе материалы сюжета

“Извините, пожалуйста, но я сказал по делу Калви в программе у Соловьева через два дня после того, как это произошло, а вы месяц ждали, чтобы хоть что-то по этому поводу сказать! Хотя весь бизнес ждал, что министр экономического развития не должен ждать, когда где-то что-то кому-то понравится!” – возмутился в ответ Макаров.

“Вы пытаетесь понравиться, вы пытаетесь угадать, а на самом деле, защита бизнеса связана с тем, что Минэкономразвития имело позицию. Мы все помним Минэкономразвития, когда это был штаб экономических преобразований, обеспечивавших 10% экономического роста. А сегодня Минэкономразвития занято только тем, что перекладывает ответственность за цифры, на которые надо выйти, на регионы. И все губернаторы это знают, потому что вы на самом деле просто перекладываете свою ответственность”, – заявил глава думского комитета.

Антон Силуанов, который еще вчера призвал не уделять делу Калви избыточного внимания, все же косвенно затронул его – не упомянув, правда, сам кейс американского инвестора. По словам первого вице-премьера, декриминализация экономических статей Уголовного кодекса поможет стимулировать инвестиционную активность, и такие предложения уже подготовлены.

“Есть у нас определенный перекос с точки зрения ответственности за правонарушения. Есть уголовные правонарушения, преступления против личности, собственности, жизни и здоровья. А есть экономические. Где-то что-то не отразил, сэкономил или не показал в налоговой отчетности. Так вот, я считаю, что за экономические преступления наказание должно быть соразмерно меньше, чем за уголовные. Декриминализация экономических статей, на мой взгляд, на сегодня поможет доверию к власти и чтобы бизнес не боялся вкладывать. Говорят, мы боимся вкладывать, потому что у нас этот бизнес отберут, так вот чтобы не боялся развивать свою инвестиционную активность”, – сказал Силуанов.

“Соответствующее предложение с Алексеем Леонидовичем Кудриным (глава Счетной палаты – ИФ), который сторонник этих предложений, мы подготовили. Сейчас пока концепт. Конечно, они должны обсуждаться более глубоко и с силовыми ведомствами, с руководством страны”, – отметил первый вице-премьер.

Источник

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.