Наедине с ним

Наедине с ним

История Святополя – это история воплотившейся мечты детства одной девочки о собственной лошади. Но девочка выросла, а вместе с ней слегка разрослась и мечта… До нескольких лошадей, стаи собак и других животных. Но сердце мечты осталось все тем же. 

Кефир и есть та воплотившаяся мечта. После его появления в моей жизни я купила землю, мы начали строить дом, обзаводиться другими животными… Но поворотным пунктом был именно он. 

Рысак был «сложной» мечтой. Дикий, битый, озлобленный на людей жеребец, готовый сражаться с каждым до последнего. Упрямый. Но такой любимый. Потому что первый. Потому что мой конь, которого я ждала всю жизнь, сколько себя помню. 

Мы с ним похожи по характеру, хотя и работаем не так слажено, как я с Чино. Но чувствуем и понимаем друг друга однозначно. Что не мешает нам время от времени спорить. 

И вот, когда настала необходимость подумать о чем-то очень – даже чересчур – важном, я пришла к нему. К истокам. К тому, с кого все началось. 

Я поседлала Кефира, и мы отправились в поля. В те, в которых очень давно не была. В те, где пахло ромашками и медом. 

Жеребец бежал бодрой рысью, периодически фыркая и прядя ушами, так как мы были далеко от дома. А я, наверное, впервые за долгое время почувствовала себя настолько свободной. Впереди было много дорог, но можно было скакать и прямиком по полям. Прекрасная аллегория жизненного выбора. 

Мы доехали и туда, где я еще не была. Можно было продолжать идти и дальше, но тот участок мне захотелось исследовать уже с кем-то. Не потому, что было страшно. А потому, что вновь захотелось разделить радость прокладывания нового пути с кем-то. 

Я наблюдала, как ястреб напал на чайку и как та пыталась отбиться от него. Напомнило «Сказку о царе Салтане», когда коршун бился с лебедем. 

Время от времени нас с Кефиром сопровождали хищные птицы то сбоку, то сверху. Это было красиво. И азартно – когда мы соревновались с ними, пугая мелких птах, вылетающих из-под копыт. 

А потом я решила, что мы с Кефиром уже достаточно взрослые, чтобы нарушать собственные правила, и очень захотела выслать его в галоп. Жеребец ускорился на максимум, но не сбивался с рыси. Когда я попросила его поднажать еще, он взбрыкнул. Выглядело это примерно так: «Быстрее бежать я не могу, но если ты настолько торопишься куда-то, то могу тебя катапультировать». К счастью, я все-таки не вылетела из седла, а мы просто продолжили нестись навстречу ветру. Грива коня и собственные волосы иногда закрывали мне обзор, поэтому иногда я ехала вслепую. Доверяя своему рысаку. 

Но раз уж я решила нарушить правила, то надо это сделать. И вскоре вновь попыталась выслать коня в галоп. Жеребец позлился, но в конце концов понял, что я от него хочу. Ему явно было непривычно и, возможно, даже неудобно бежать под всадником таким аллюром. Он пытался освоиться с новыми ощущениями. И я тоже. Я чувствовала его мощь и неуверенность одновременно. Поэтому мы скакали совсем немного, но, видимо, нас обоих настолько переполняли чувства, что вдруг Кефир взял и прыгнул с дороги в поле с высокой травой, в которой мы просто утонули: она доходила до луки седла. Конь ничего не испугался. Он просто как будто прыгнул с разгона в воду от радости. Хорошо, что не рыбкой. И что приземлился на четыре ноги.

Да, это было опасно. Там могла быть яма. Но, во-первых, это была чистая импровизация коня. А во-вторых, ямы-то там не оказалось! 

Довольные и уставшие мы направились домой. Конь и его девочка. 

Источник

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.